Значение антигомотоксической терапии в регуляторной медицине

дата : 04-03-2010   /   Методы лечения / Гомеопатия и гомотоксикология   /   просмотров: 2 371

Х.Хайне, Биологическая медицина №2 2004 стр 4-9

 

Регуляторная медицина, втом числе и антигомотоксическая терапия, концептуально опирается на изучение сложных взаимосвязей путем наблюдения жизненных феноменов. При этом острые проявления симптоматики рассматриваются лишь как источник анамнестико-диагностической информации. Лечение этих острых симптомов, предстваляющих собой пусть неотъемлемую, но все же лишь часть индивидуальной картины заболевания, проводится согласно принципу "помочь организму вылечить себя". В этом, собственно, и заключается идея биологической медицины. 
Такой подход диаметрально противоположен академической доктрине, которая теперь очень глубоко, практически на молекулярном уровне, разыскивает прямые и и объективные причинно-следственные связи между заболеванием и его причиной. Обнаружив их, следует с помощью точно подобранной дозы препарата (которая отвечала бы принципу "ключ-замок") и его концентрации устранить молекулы, "виновные" в острой смптоматике [11,12]. 
Хотя с помощью препаратов, созданных согласно этому принципу, удается быстро купировать острые симтомы (например, с помощью кортикостероидов), их прием в течение длительного времени обычно связан с тяжелыми побочными эффектами. Недавно опубликованные в JAMA (печатный орган Американской медицинской ассоциации) результаты исследования показали, что чем более точно с точки зрения причинно-аналитического метода подбирается лекарственный препарат (например, специфическое антитело к конкретному рецептору), тем более выраженными становятся побочные эффектыиспользования этого препарата [16]. 
Перпараты, применяемые в рамках биологической медицны, чаще всего не обладают подобным быстрым эффектом (за исключением "мгновенного эффекта" в невральной терапии по Хунке [15], но характеризуются устойчивостью воздействия при длительном использовании. Отметим, что во многих случаях весьма рациональным является сочетание этих двух терапевтических направлений, поскольку каждое из них в зависимости от ситуации является востребованным и целесообразными[12]. В недавней публикации Eskinazi приводились существенные аргументы в пользу рационального использования возможностей обоих направлений. 
Обоснованным с этой точки зрения является использование комплексов потенциированных субстанций (антигомотоксическая медицина): комплексного подхода требует сложность нарушений, лежащих в основе каждого заболевания. Учитывается при этом и основной биологичческий закон (правило Арндта-Шульца), согласно которому лишь слабые раздражители стимулируют регуляцию[21]. По данным исследований Харишаи Диттманна, молекулы при потенциировании в комплексных смесях приобретают большую энергию, что позволяет с большей легкостью синтезировать одни химические соединения и разрушать другие [9].

Антигомотоксическая медицина использует в диагностике субъективную картину лекарственного средства, метод, характерный для классической гомеопатии; диагноз академической медицины является дополнительным (но не главным) источником информации. За счет этого "синтетического" способоа постановки диагноза, впитавлего потенциал эмпирики и объективности, удается лучше понять, не чем основаны регуляторные нарушения у данного пациента. Объединение этих звеньев, гомеопатии, регуляторной медицины и медицины академической, в одну цепь, позволяет практически реализовывать симптоматическое назначение антигомотоксических препаратов [11]. Целью представляемой работы стало научное обоснование этого процесса.

Понятие регуляции.

В кибернетике используется следующее понятие о регуляции: "регуляция с помощью управления", объединяющим в себе разноуровненвые регуляторы (сенсор, реальное значение, номинальное значение, орган-мишень)[4]. 
Изначально Regulatio (лат.) обозначает не управление нормой в техническом смысле, но индивидуальный учет этической установки, которая подразумевает жизненную позицию, гармонично сочетающуюся с жизненной позицией других людей и окружающей средой. Регуляция непосредственно связана с поддержанием физически-духовно-эмоционального единства, т.е. индивидуального здоровья[12]. В условиях клиники не представляется возможным наблюдать за функциями какого-либо изолированного регуляторного цикла; мы можем следить за функциями какого-либо изолированного регуляторного цикла; мы можем следить за работой регуляторных систем (например, функциональной системы, состоящей из гипоталамуса, гипофиза и надпочечников, так называемой ГГН-оси)[4].

Регуляторная система всегда подразумевает систему взаимозависимых номинальных значений. А целью при этом является поддержание гомеостаза ("динамического равновесия"). Динамическое равнвесие представляет собой многомерное (включающее в себя множество пространственных и временных характеристик или измерений) номинальное значение, вокруг которого с допустимой разницей (толерантность) колеблется реальное значение. Благодаря этой допустимой разнице, система может с минимальными энергетическими потерями скорректировать возможное нарушение. 
В энергетически открытой системе (т.е. в такой системе, в которую должна подводиться энергия в подходящей для этого форме, например, в форме питания; использованная энергия должна, соответсвенно, выводиться из системы) этот лабильный "порядок" достигается и поддерживается с помощью биоритмов. Особое значение при этом имеет циркадный ритм, дневная фаза которого является преимущественно симпатикотонической (т.е. находится под влиянием симпатической системы) и катаболической, а ночная фаза - скорее "ваготонической" и анаболической. Индивидуальная норма находится в рамках допустимых сдвигов этих двух полярных нейровегетативных систем [14,22]. 
Устойчивое односторонее отклонение приводит либо к симпатикотонии (например метаболический синдром) или ваготонически (например заболевания, связаные с питанием) управляемой дисрегуляции (рис 1). В качестве общего принципа регуляторной медицны может быть сформулировано следующее положение: если регуляция между катаболическими и анаболическими регуляторами не оптимальна, возникают регуляторные расстройства. Эти заболевания впоследствии приобретают хронический характер: в том случае, когда регулятор необратимо смещает номинальное значение и когда в результате этого происходит изменение общего соотношения, работающего по принципу обратной связи ("вегетативное общее переключение")[4,14]. Переход физиологически толерантной области в стабильно неправильное номинальное значение сообтветсвует синдрому дезадаптации с возрастанием анаэробого обмена веществ, количества углекислоты и к закислению тканей (среди прочего, вследствие роста количества молочной кислоты и радикалов). В результате развивается глобальная противовоспалительная ситуация, которая "загоняет" хроническое заболевание в "порочный круг" [12,19,23]. Переход от состояния, находящегося в рамках допустимого, к вегетативному общему переключению обозначался Реккевегом как биологический барьер; иллюстрацией этого процесса обращения является таблица 6 фаз рис 2. [20].

 

Таблица 6 фаз

Вдоль оси абсцисс таблицы 6 фаз слева направо или по диагонали слева направо-вниз/вверх происходит прогрессивная викариация (биологически опасная), в то время как регрессивная викариация (биологически положительная) протекает в противоположном направлении. С помощью таблицы можно определить, что процесс болезни, как и процесс излечения, проходит на своем пути стадию воспаления. Таблица представляет собой "развернутый в плоскости" матрикс, на рис 2 представлена схема с 5 различными системами и органами. 
Эта таблица является отражением врачебного опыта, основанного на глубоких импирических наблюдениях и теоретическом знании. Поэтому таблица может быть использована как инструмент для прогнозирования, позволяющий наиболее оптимальным образом ойенивать возможности регрессивной викариации. В ячейках, где нет данных, пустые места должны послужить стимулом для их дальнейшего заполнения. И еще одно важное замечание: шестифазная таблица ни в коем случае не должна восприниматься таким образом, что в направлении слева направо существует казуальная патогенетическая эволюционная последовательность заболеваний. На самом деле, речь в гораздо большей степени идет о пофазном следовании непосредственно не связанных друг с другом заболеваний и о формировании представления о том, что может иметь место. Иначе может возникнуть гротескная ситуация, согласно которой усиление секреции бронхов непременно оконцится карциномой бронхов. Для того, чтобы охарактеризовать биологический барьер, Реккевег экстраполировал развитие заболевания, начиная от гуморальных фаз без значительного ущерба функционированию клеток до фаз с преобладанием клеточных нарушений. Слева направо реактивной способности клеток наносится все более серьезный ущерб, вплоть до дегенерации или отступления в фазу дифференциацииБиологический барьер расположен там, где управляемая воспалением природная   тенденция к оздоровлению тканей и органов переходит в патофизиологические клеточные фазы. Увеличивающийся при этом объем вредных для организма веществ (гомотоксинов), поступающих из патологически изменившегося клеточного и тканевого метаболизма, усилсвает тенденцию к хронизации и анергии, тогда как тенденция к выздоровлению (прогрессивная викариация) исчезает. В аспекте регуляторной медицины это означает, что биологический барьер служит маркером границы между функциональными нарушениями при слишком лабильной симпатикотонической или, соответсвенно, слишком лимитированной ваготонической регуляцией и уже проявившимися заболеаниями, возникшими на базе выраженной дисрегуляции [4,14,12]. Важно то, что по достижении биологического барьера уже 50% энергии вырабатывается анаэробно [14]. Шмидом фазы депонирования, расположенные перед и после биологического барьера, обозначаются как фазы матрикса. Это обозначение было введено для того, чтобы, как это будет показано в дальнейшем, раскрыть подлинное значение дисрегуляции осночвной субстанции (внеклеточного матрикса) в качестве "стартера" для развития клеточных фаз[21]. Результаты изучения основной регуляции показали, что функции клеток в существенной степени зависят от окружающей их среды (основная субстанция внеклеточный матрикс). Эта среда постоянно подвергается ситуативно обусловленной перестройке, факторами которой являются воздействия внутренней и внешней среды (динамическое равновесие). 
Структура внеклеточного матрикса [10,11] довольно хорошо изучена: между окончаниями проводящих путей и клеткой располагается молекулярное сито, обозначаемое как основная субстанция из высокополимеризованных гликопротеинов и гликокомплексов (гликозаминогликаны); в это сито встроены структурные протеины (коллаген, эластин) и соединительные гликопротеины (например, фибронектин). В основной субстанции слепо заканчиваются прериферические вегетативные нервные волокна, вместе с тем, с помощью гормональной системы основная субстанция напрямую подключена к центральной нервной системе и регуляторным ядрам в стволе мозга и промежуточном мозге (рис 3). Поэтому в системе основной регуляции важную роль играют психические воздействия [12]. Активным центром на периферии для синтеза основной субстанции является фибробласт (а также его аналоги - костные и хрящевые клетки, клетка мышц сосудистой стенки и адипоцит); центральной являетсяклетка глии (глиальная клетка), которая помимо коллагена и эластина также в состоянии синтезировать основную субстанцию. Клетки глии выполняютсю в ЦНС функции иммунного контроля [12]. На периферии - это клетки неспецифического (макрофаги, гранулоциты), регуляторного (Th3 лимфоциты) и специфического иммунитета (Т- и В-лимфоциты), контролирующие иммунную толерантность [11].

    Отсюда вытекают существенные принципы воздействия биологической медицины [5]:
  • Активное участие и использование саморегулирующихся процессов человеческого организма (ауторегуляция),
  • Самоизлечение с помощью активации ауторегуляторных процессов в целях автономного преодоления заболевания,
  • Опосредованное воздействие раздражений, применяемых в терапевтических целях, на основе передачи воздействия через систему ауторегуляции,
  • Индивидуальные воздействия, которые зависят от вида раздражителя и соточния пациента с точки зрения его способности к реакции (принцип раздражение-реакция).

Dellmour замечает по этому поводу: "Эти принципы, актуальные для натуропатии, актуальны и для гомеопатии. Это дает возможность создания такой научной концепции, с помощью которой можно оъяснить многие особенности гомеопатической медицины" [5].

Воспаление как основной процесс в антигомотоксической медицине

"Способностью" к воспалению обладает лишь внеклетоный матрикс с его клеточными и невральными компонентами. Воспаление представляет собой неспецифическую реакцию, которая не имеет признаков какого-либо определенного патологического процесса. В гораздо большей степени его характеризуют отчасти синергические, отчасти антагонистические и выраженно избыточные взаимодействия [15]. Значение воспаления состоит в том, что с помощью детоксикации в самом широком смысле этого слова снова привести в равновесие нарушенные условия регуляции. 
Детоксикация включает в себя и выведение. В конечном итоге, речь идет о восстановлении ауторегуляции, т.е. равновесие между катаболическим и анаболическим обменом веществ. 
Необходимое для этого возобновление регуляции нейровегетативной системы протекает посредством воспалительного процесса; а нарушение баланса нейровегетативной системы приводит к воспалительной реакции [22]. 
Это означает для антигомотоксической медиццины, что как в случае прогрессивной, так и в случае регрессивной викариации процесс проходит через стадию воспаления. Реккевег всегда отмечал, что в воспалении содержится ключ ко всему патологическому процессу в целом [20]. Поэтому в антигомотоксической терапии наряду с ингибирующими воспаление препаратами должны назначаться препараты, выводящие гомотоксины (например, Лимфомиозот). Нарушение регуляции появляется тогда, когда какое-либо заданное раздражение не компенсируется с помощью соответсвующей антиреакции ("Шок-противошок-реакция" по Perger, [18,23]). 
Нормальная модель реакции-раздражения для, например, инфекции характеризуется стабилизацией нормальных значений (например электролитов, протеинов острой фазы) в соответсвии с 7-дневным ритмом. Если процесс приобрел хронический характер, модель раздражение-реакция приобретает все более размытые черты, преобразуясь в симпатикотоническую (хроническую эксудативную) или ваготоническую (хроническую пролиферативную)("застывание основной регуляции") или приобретая нерегулярноосцилирующий характер, как это имеет место при онкопатологиях (рис 1). 
Хронизация и опухолевый процесс всегда связаны с латентным тканевым ацидозом, который, среди прочего, поддерживает противовоспалительную ситуацию (нарушение равновесия электролитов, повышения уровня протеинов острой фазы, плазмина, провоспалительных цитокинов, TNF-альфа и интерлейкина-1)[11]. 
Собственно говоря, как мы можем наблюдать при хроническоа полиартрите, хронические воспалительные приступы могут сменяться хроническми пролиферативными [14]. В какой области регуляторного нарушения (катаболической или анаболической) находится организм, можно точно установить с помощью определение электролитов в цельной крови пациента (анализ по Хайне)[14].

Любое приобретенное хроническое заболевание имеет различный для каждого периода перечень нарушений самочувствия, недомоганий [4,14]. Именно они и являются основной точкой приложения антигомотоксической медицины. Эффективное действие антигомотоксической терапии при нарушениях самочувствия объясняется не только выведением гомотоксинов, но и восстановлением и поддержанием иммунологической толерантности с помощью "иммунологической вспомогательной реакции антигомотоксической медицины" [11,13]. 
При этом, с помощью низких и средних потенций отдельных компонентов антигомотоксических комплексных препаратов (например, Bellis perennis D2 в препарате Траумель С или Toxicodendron quercifolium D4 в препарате Цель Т) происходит такое программирование определенной популяции Т-лимфоцитов, что противовоспалительные лимфоциты (Th1 и Th2-лимфоциты) подавляются, а сотояние гуморального иммунитета "актуализируется" с помощью стимуляции синтезирующих иммуноглобулин В-лимфоцитов.

Иммунологическая вспомогательная реакция объясняется следующим образом: неиммуногенные из-за потенциирования протеины гомеопатического комплекснога средства после поступления в организм воспринимаются макрофагами и другими антиген-презентирующими клетками (моноциты, дендритные клетки; в целом обозначаются как АПК - антиген-презентирующие клетки), поступают внутрь клетки и там перевариваются до остатка в нескольких аминокислотах ("мотива"). Затем эти остатки размещаются на клеточной поверхности, где они связываются с комплексами гистосовместимости (МНС-II-комплексы) (это может произойти и при синтезе МНС-II-комплексов в клетке, при этом и остатки, и комплексы затем размещаются на поверхности клетки [1,27]). Т-лимфоциты, постоянно патрулирующие мимо АПК, "срывают" определенные мотивы (т.е., которые слабее других связаны с "выемкой для связи с мотивом" МНС-комплекса,[23]) и связывают с собственными рецепторами. Это происходит, прежде всего, с помощью "свежих", иммуногенно необученных лимфоцитов ("нативных" лимфоцитов). для того чтобы подобный механизм транспортировки работал, число мотивов, предлагаемых Т-клеточным рецепторам, должно быть небольшим, и они должы сильно отличаться друг от друга[3,25]. После связывания мотивов лимфоциты превращаются в регуляторные Th3-лимфоциты [13,27]. Th3-лимфоциты затем хемотаксически привлекаются в регион воспаления, причем для каждого органа характерна своя собственаня композиция хемотаксических цитокинов ("химокинов")[2,6].

В регионе воспаления противовоспалительные и регуляторные лимфоциты сравнивают соответсвующие антигены с мотивами.Если устанавливается схожесть (молекулярное подобие), то этого достаточно, чтобы стимулировать Th3-лимфоциты к синтезу противовоспалительных цитокинов(прежде всего, TNF-бета, в меньшейстепени интерлейкинов-4 и -10), которые подавляют противовоспалительные цитокины (TNF-альфа, IFN-гамма, интерлейкин-1) так долго, пока не восстановится иммунологический баланс (регрессивная викариация)[13,27]. Одновременно с помощью этого механизма подавляется синтез протеолитических энзимов из воспалительных клеток. В этой ситуации также могут оказать помощь противовоспалительные антигомотоксические прапараты, поскольку для Arnica D2 и D4 (в препаратах Траумель С и Цель Т)было доказано ингибируещее протеазу действие [24].

Еще одним важным аспектом является то значение, которое имеют комплексные антигомотоксические препараты в окислительно-восстановительнй регуляции поврежденной основной субстанции [11]. Как для противовоспалительных, так и для вывлодящих гомотоксины антигомотоксических средств характерно наличие ненасыщенных связей (в компонентах препаратов - флавоны, убихиноны, пирокатехины и пр.). В силу этой особенности препараты могут стаь "ловушками" для свободных радикалов, образующихся при хронических заболеваниях. Окислительно-восстановительная регуляция является процессом, значение которого для регрессивной викариации достаточно велико. 
Хорошей иллюстрацией для этого является препарат Лимфомиозот, с помощью которого удается устранить системный отек при диабете [6]. 
Поскольку отек всегда характеризуется повышенным уровнем кислотности и противовоспалительными свойствами (как и латентный ацидоз), и отмечается стимуляция образования радикалов, нормализация окислительно-восстановительных процессов с помощью антигомотоксических препаратов является существенным моментом в терапии регуляторных расстройств. Без признания тканевого ацидоза, терапия которого включат в себя использование дренажных средств, изменение питания, курс противовоспалительных антигомотоксических мероприятий, невозможно говорить об успехе лечения хронического заболевания. 
В конечном итоге, если иммунологический баланс будет вновь востановлен, восстановится и важнейшее для поддержания здоровьяравновесие между симпатической и парасимпатической системами, и собственная ауторегуляция организма.

Список литературы см. журнал Биологическая медицина №2 2004 стр 4-9.

Комментариев: 0

Добавить комментарий